Нойды

нойды

Следует сказать, что саамы верили в существование у человека двух душ: одна из них была неотъемлемой частью живого человека и покидала тело с его последним вздохом. Вторая душа была свободной . Она могла покинуть тело и без того, чтобы человек умер. Именно так происходило с шаманом, когда он отправлялся в странствие . Однако долгое отсутствие свободной души также могло привести к смерти. .

Непременной принадлежностью обрядов саамских нойдов был магический барабан — бубен. Он имел в основе округлый, овальный, иногда расширенный к верхней части обод. С внутренней стороны в ободе были две прорези, в которые вставлялась поперечная рукоять. Обод обтягивался оленьей кожей. По-верхность кожи покрывалась, как уже упомянуто, изображениями трехчастного мира, символическими знаками, астральными рисунками, изображавшими скандинавских и саамских божеств. На более поздних экземплярах встречались и изображения Иисуса Христа. Нередко на поверхности бубна, прямо на изображении солнца цепочкой прикреплялись медные кольца. Специальным молотком из рога оленя нойда ударял в бубен таким образом, чтобы кольца пришли в движение. Удары сопровождались пением, к которому присоединялись присутствующие. По данным скандинавских исследователей, магический бубен использовался чаще всего при проведении сложных обрядов предсказания, в частности и для того, чтобы узнать, удастся ли охота или какое-либо иное начинание, а также при лечения больных. .

В записях В.Ю. Визе сохранился рассказ известного Кольского саама-оленевода Василия Бархатова о нойде Михаиле Кирилловиче, жившем в 1890-е годы в Ловозерском погосте. Нойда жил в веже с двумя женщинами, которых избирал в товарищи . В их домашнем обиходе совершенно отсутствовали изделия из железа. Желающий услышать от нойды пророчество приходил к нему с оленем. Заколов животное и сварив его мясо в медном котле, все ели оленину по-собачьи , нападком , т.е. ртом, без участия рук. Пришедший за советом также приглашался к трапезе, но при условии соблюдать эту манеру есть. Насытившись, колдун запрягал тройку оленей, упряжь которых была расшита бисером. После бешеной езды нойда начинал общение с духами. .

Вас может заинтересовать:  Локи

По представлениям саамов, нойды обладали способностью привлекать обратно ушедших оленей, лечить болезни, наладить счастливую супружескую жизнь, они разъясняли вещие сны и прорицали будущее. Нойды могли также нанести вред человеку — с помощью некой нематериальной силы, называемой ветряное или стрелы , наслать недуги, из которых наиболее распространена была колотья , т.е. лихорадка. .

Особой известностью в Русской Лапландии пользовались нойды — уроженцы Сонгельского погоста, которые считались способными вынимать из живых животных сердце или печень. В других погостах боялись сонгельчан и встречали их с почтением и страхом. До нас дошли имена некоторых нойдов. Кроме уже упомянутого В. Бархатова, в Пазрецком погосте в 1880-е годы успешно занималась колдовством Афи-мья Егоровна Титова, жена нотозерского уроженца Ивана Титова, которого она, по преданию, спасла из рук нечистой силы. Фотография Афимьи Егоровны иллюстрирует упоминавшийся уже труд Н.Н. Харузина Русские лопари ..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *