Археологическая культура поморских и полабских славян

археологическая культура поморских и полабских славян

Археологическая культура поморских и полабских славян VI и последующих веков стоит в стороне от известных славянских культур — как от пеньковской, так и от географически близкой пражско-корчакской. По своим базовым особенностям она не может быть возведена к ним.526 Еще четче выявляется обособленность славян полабско-поморского региона и Новгородчины по данным антропологии.527 Таким образом, данные Кассиодора — Иордана о трех группах славянских племен все-таки находят свое подтверждение в археологическом материале, хотя и не для времен Кассиодора.
Среди археологических памятников « предславянского» периода на территории Польши можно выделить группу памятников второй половины V, возможно, даже начала VI в., определяемых как позднейшие пшеворские. Об одной их части (в Висло-Одерском междуречье) уже шла речь в связи с первоначальным расселением пражских племен в южнопольских областях. Другая часть подобных же памятников обнаруживается на северо-востоке Польши, на приморских землях в низовьях Вислы и к востоку от нее ( поселение Чехово, могильники Прущ Гданьский и Козлувка).528
Сравнительно немногочисленное население низовий Вислы было достаточно пестрым в этническом плане. Не вызывает сомнений присутствие здесь балтского и германского элемента. Здесь, по Кассиодору, жило смешанное по происхождению (преимущественно германское?) племя видивариев. В этих же местах Птолемей называет восточных соседей венедов—вель-тов, почти несомненных предков славян-велетов. Вельтов можно оценивать и как балтославянское, и как балтское племя. Возможно, что местные разноплеменные группы и составляли упомянутый в « Гетике» пестрый по этническому происхождению союз видивариев.
Но едва ли можно ставить знак равенства между венедами Иордана, с одной стороны, и велетами или тем более видива-риями, с другой. Позднейшие источники четко различают, даже противопоставляют велетов ( вильцев) и ободритов ( ободричей). Между тем ободриты, вне всякого сомнения, относились к венедам. Именно они, насколько можно судить, явились главными « разносчиками» этнонима. Франки и скандинавы называли « вендами» в первую очередь ободритов. Более того, с велетами позже связывается особая, фельдбергская археологическая культура, изначально имеющая мало общего с « ве-недской» суковско-дзедзицкой. По всей видимости, следует признать, что велеты не были ни основной, ни составной частью венедов Иордана.
В последнее время все больше фактов свидетельствует в пользу существования первоначального суковско-дзедзицкого очага южнее, на землях Великой Польши. Формирование су-ковско-дзедзицкой культуры здесь, по этой теории, началось уже в V — первой половине VI в. К этому древнейшему периоду отнесен теперь целый ряд памятников между средними течениями Вислы и Одера (поселения Бониково, Бискупин, Жуковицы). Основой для складывания материальной культуры их жителей стали местные пшевор-ские древности.529 Суковско-дзедзицкая культура восходила с пражской к общей основе. Это объясняет, например, известное сходство ( но при заметных различиях) керамического материала. Но в создании суковско-дзедзицкой культуры участвовали, вероятно, не только праславяне («венеды»), но и местные германцы. Ясно, что первые « суковцы» были весьма немногочисленны. Это только ускоряло смешение разных « родов».
Такой подход гораздо логичнее объясняет картину расселения « суковских» племен, чем традиционное для польской археологии рассмотрение памятников Великой Польши и Си-лезии в рамках пражской культуры. С другой стороны, данная теория окончательно решает « венедскую» проблему. Если «венеды» жили в тот период южнее Поморья, то ясно, откуда о них было известно Иордану. Ясно также, что нет нужды смешивать их ни с видивариями, ни с велетами.
Скорее всего венеды V — первой половины VI в. не представляли собой какого-либо политического единства. Жили они вперемешку с другими этническими группами, причем крайне разбросанно, на больших расстояниях друг от друга, среди лесных массивов. Сообщение между отдельными племенами или даже общинами было затруднено, если вообще существовало. С другой стороны, это не исключает, конечно, вовсе внешних контактов. О них свидетельствует и археологический материал, и сам факт свидетельства Иордана. Возможно, о северных венедах неплохо знали расселившиеся в Южной Польше словене.

Вас может заинтересовать:  АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ ДРЕВНИХ СЛОВЯН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *